Тараканище

«Когда за линию фронта ходил, боялся,
а этого жулья… как-то боятся стыдно
что ли…».
(В. Шарапов,
«Место встречи изменить нельзя».)

Помните детский стишок Корнея Чуковского:
«Ехали медведи на велосипеде.
А за ними кот задом наперёд.
А за ним комарики на воздушном шарике.
А за ними раки на хромой собаке.
Волки на кобыле. Львы в автомобиле.
Зайчики в трамвайчике. Жаба на метле…»?
Это очень про нас! В частности и в том, что было дальше:
«Вдруг из подворотни страшный великан,
Рыжий и усатый Та-ра-кан!
Таракан, Таракан, Тараканище!
Он рычит, и кричит, И усами шевелит:
«Погодите, не спешите, я вас мигом проглочу!
Проглочу, проглочу, не помилую».

Львы в автомобиле, зайчики в трамвайчике…
Мы очень любим свою маленькую Родину! Грудью вставали на ее защиту, в мирное время вносили посильный вклад в ее процветание, но довольно обидно, что плоды ее процветания уж как-то очень несправедливо перераспределяются. Не может быть и речи об уравниловке, но стыдно ежедневно видеть копающихся в мусорках стариков на фоне мчащихся мимо супериномарок, стоимостью в две-три квартиры. В последнюю очередь думаешь о справедливости возле дворцов-новстроек чиновников разных мастей, когда основной проблемой жителей являются протекающие крыши, проржавевшие трубы водопровода, а в целом – обветшавшее жилье.
Трудно назвать хотя бы один – относительно честный — способ создания богатства даже на самую высокую зарплату в нашей республике. Известный юридический принцип презумпции невиновности, а по народному – не пойман не вор, конечно же, должен превалировать над эмоциями. Но, согласитесь, трудно доверять Фемиде, представители которой вместо того, чтобы бороться с коррумпированными чиновниками, сами строят дворцы рядом с потенциальными подследственными. В данном случае, как никогда, уместна черная шутка милиционеров: «То, что они не сидят, это не их заслуга, а наша недоработка». Можно добавить – «или икра на наш хлеб с маслом…».
В ежедневной совместной борьбе за признание Приднестровья сначала стыдливо закрывали глаза на наметившееся неравноправие, затем уже попросту стали бояться говорить об этом вслух. Одни — из-за ложной позиции сохранения видимости единства населения перед нарастающей внешней угрозой, хотя о каком фактическом единстве можно было говорить при существовавшей и существующей дискриминации по имущественному принципу. Другие – представители бизнеса – боялись потерять в неравной борьбе с монополией единственный способ заработать на хлеб насущный. Остальные равнодушно молчали – надо мной не особо каплет — да, и ладно!
Погодите, не спешите, я вас мигом проглочу!
Первый шок население испытало, когда, вслед за монополией на мобильную связь, по сути — в те же руки — попала и вся государственная телефония. В стране, где что-то официально замалчивается, балом правят слухи. Уже тогда на каждой кухне, и тихонько – во дворах, говорили о том, что, якобы, существует какая-то связь между фирмой «Шериф» и высшим руководством республики. Но власть упорно отмалчивалась, даже на прямые вопросы, недоуменно взлетая бровями. Ну, а раз – молчат, значит, дыма без огня не бывает!
Не все оставались равнодушными к несправедливости. По рукам ходили ксерокопии документов, из которых следовало, что весь бизнес звездной фирмы страхует государство, якобы и льготы на растаможку некоторых видов товаров только у «Шерифа», там же и эксклюзивные лицензии на некоторые виды деятельности… Но где эти неравнодушные? Как говорится, иных уж нет – по разным причинам, а те – далече, в смысле уехали за рубеж от греха подальше. Потом стали появляться публикации в интернете и газетах, правда, все больше – кишиневского розлива. Но им то, какое доверие? Правда и население, не удовлетворенное молчанием властей предержащих на очевидную несправедливость, убедилось во мнении – семейный бизнес. Укрепилось во мнении и… отмолчалось. Чего бузить — лишь бы не было войны, лишь бы державу признали…
Надо сказать, что и везло «Шерифу». То конкуренты, почему-то, сами отказывались собственно конкурировать с фирмой. То, вдруг, у тех же конкурентов резко начинались проблемы с правоохранительными и налоговыми органами, то… Одним словом – везло. Да и в государственных структурах фирма не испытывала обычных — для обычных же бизнесменов – волокиты и проволочки. Нужны помещения – нате, нужны разрешения и согласования – нет проблем. А в глазах: подобострастие и страх – а вдруг слухи верны? Зачем же на рожон лезть…
Неудивительно, что на сегодняшний день пальцев рук хватит посчитать, что из оставшегося в республике – бизнес или производство – еще в той или иной степени не под контролем «Шерифа». Еще проще назвать, что не интересно фирме. Это, конечно же, люди. Это как в анекдоте, когда к врачу приходит мужик, а на голове у него лягушка. Доктор спрашивает: «На что жалуетесь?», на что лягушка отвечает человеческим голосом: «Да, вот… Что-то приклеилось снизу – никак избавиться не могу».
Бизнес и большие деньги не имеют национальных границ и человеческой морали. Здесь Бог – Золотой телец – только он имеет значение, все остальное – мелкие препятствия, которые надо или преодолевать или уничтожать. Вот и остается у людей последний страх – а не станет ли народ лишь какой-то разменной монетой в большой политико-коммерческой сделке жирных мира сего? Страхи не без основания. Шериф уже не просто фирма – это уже власть, «обновившаяся» партией, средствами массовой информации, собственным лобби практически во всех государственных структурах.
Монополия во власти, монополия в экономике – главные ориентиры бизнес-элиты. И это уже не цель, это явь. Тоталитаризм толстосумов все больше выталкивает за пределы бытия все истинно народное, что было в период создания нашей республики. И это, в самом деле, страшно.
Стыдно бояться…
Дело, конечно же, не в фирме «Шериф», и тем более не в тех людях – гражданах нашей республики — которые работают в этой коммерческой структуре. Дело в тех условиях, которые были изначально заложены в беспроблемное доходное местечко, к которому были допущены лишь избранные. Но такие ли это небожители, которые достойны столь неординарного внимания со стороны власть имущих? Чем они, собственно, отличаются от воинов-афганцев, чернобыльцев, любых других честных тружеников страны? Правом родства и кумовства? Уж, не в феодальном ли обществе мы живем?
Людей, конечно, понять можно. Вон, не такая уж слабенькая общественная структура – Патриотическая партия Приднестровья – замахнулась было на фирму, да получила по зубам наотмашь… Куда нам?! Оно, конечно, боязно. Но страшнее, поверьте, всю жизнь прожить в страхе, как премудрый пескарь в гнилом иле на самом дне. Страшнее потерять чувство собственного достоинства, потерять право на достойную и свободную жизнь… И это немудрено, если по-привычке, отмолчавшись – в очередной раз испугаемся.
Не надо ждать воробья-мессию, который клюнет таракана. Стоит попробовать самому выпрямить спину и потребовать возвратить свое – нам чужого не надо.

Игнат Алексеев.

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Олигархия

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s