«Вторая Приднестровская революция»: мифы и реальномть

Накануне семнадцатой годовщины провозглашения ПМР увидел свет очередной номер газеты «Воля» — печатное издание местной партии «Народная воля Приднестровья». В материале под обширным и, прямо скажем, непраздничным заголовком «Блеск и нищета Приднестровья», как гром среди ясного неба прозвучал вопрос: «За что, собственно, боролись?».

В обрамлении других и тоже непраздничных вопросов и тезисов он звучит еще тревожнее. Вот как: «Ту ли страну построили, о которой мечтали в окопах пятнадцать лет назад? Увы, ответы, если и находятся, то неутешительные. На рубеже девяностых годов прошлого века мы осуществили только главную мечту – построили новый прочный дом, но в котором почему-то большинство проживает в подвалах… А чистые и светлые горницы лишь для избранных… А ведь у нас был шанс!.. Общество, совместным трудом которого создаются все государственные блага, оказалось на обочине… При закрепленной конституционно президентской власти, имеем ее коллапс и агрессивный парламент, фактически управляющий страной и представленный в абсолютном большинстве работниками фирмы «Шериф» и членами ее дочерней политической партии «Обновление»…. Пора положить конец общественной апатии, развязывающей руки ловкачам от политики, нуворишам и коррупционерам. Для этого в республике есть все необходимые условия, позволяющие восстановить подлинную власть народа…».

Остается уточнить: партия «Народная воля Приднестровья» создана в декабре прошлого года на волне бурного партийного строительства в республике, позиционирует себя, согласно Программе, как организация, продолжающая и развивающая традиции патриотических сил Приднестровья. Председатель «народовольцев» — Олег Гудымо – депутат Верховного Совета ПМР, член Объединенной контрольной комиссии от республики, бывший заместитель министра государственной безопасности ПМР, профессиональный военный (генерал в отставке), всю свою жизнь прослуживший в органах государственной безопасности СССР. Уточнения для нашего случая крайне важны, поскольку в Приднестровье и без «Воли» есть некоторые издания, ругающие, поругивающие и даже пробующие разоблачать «режим Смирнова», однако в их деятельности есть важнейший нюанс: все они издаются (по крайней мере, начинали издаваться) при участии, мягко скажем, нездешних финансов. Прямых доказательств «зарубежного заказа» до сих пор не было, но зато косвенных, как бывает всегда в подобных случаях, навалом. Впрочем, Тирасполь связь местной «независимой прессы» с официальным Кишиневом, различными зарубежными фондами и дипломатическими представительствами, аккредитованными в РМ, никогда особо и не искал. Были, правда, вначале попытки привести к порядку кишиневских и вашингтонских «засланцев», но оказались мало эффективным и противным делом. А когда выяснилось, что они удачно украшают политический ландшафт Приднестровья (отсутствие свободы прессы – это весьма уязвимое место непризнанной республики), да еще и не надо Тирасполю на это украшение тратить ни сил, ни денег, то и вовсе оставили их в покое. Что называется «пущай клевещут!»

С Олегом Гудымо и его «Волей» — дело другое. Подозревать его в непристойных связях с недругами Приднестровья глупо. В выполнении чьего-то политического заказа тоже. В специфических условиях приднестровского конфликта, где все его участники, в том числе и участники переговорного процесса, все друг про друга все знают, а утечка информации отовсюду и в разные стороны практически является неотъемлемой частью переговорного процесса, — он бы не решился на такое занятие. И потом профессиональному чекисту да на старости лет заниматься делом для слабо оплачиваемых мелких пакостников и стукачей? В самом деле, глупо.

Обнаруженный «русский след» в деле «народовольцев», конечно же, дал бы другую картину событий. Но кто его будет искать — в Приднестровье-то? И зачем? Недавно мелькнула одна мысль. «Народная воля Приднестровья» появилась внепланово, так сказать в ответ на неудачу превращения общественной организации «За единство с Россией» в политическую партию. Но она тут же растворилась в страстях вязкого приднестровского партийного строительства: десять партий, все за государственность ПМР, все за Россию, за связи с ней навек, но все друг с другом соперничают, а порой и затевают короткие, но бурные схватки.

Прямые указания «Воли» на «новую буржуазию» республики, нуворишей и на отдаленность их от простого приднестровского люда – не оставляют сомнений. И чтобы вовсе их ни у кого не было, партийное издание называет фирму «Шериф» и ее «дочернюю политическую партию «Обновление». А призывы «пора положить конец общественной апатии, развязывающей руки ловкачам» — это как план действий: кто и что должен делать в ответ на проклятый вопрос: «За что боролись?»

Теперь о «Шерифе» и «Обновлении». Первая появилась в Приднестровье как коммерческо-производственная структура, призванная обеспечить непризнанной республике экономическую и продовольственную безопасность. Стихийному и дикому приднестровскому рынку, работающему только во благо себе (завтра мелкие поставщики и перекупщики завалят регион мороженой курятиной, а послезавтра презервативами), следовало противопоставить осознанную и организованную деятельность. Появился «Шериф». Роль своеобразного Госснаба создало ему самые благоприятные условия развития. Действуя под государственным флагом и получив известные задачи, он их выполнил успешно, не забыв, что называется, и про себя. В итоге за глаза его стали называть государством в государстве, что, несомненно, нравилось руководству фирмы (лучше бы сказать, организации) и что позволяло ему с «высоты прежде поставленной задачи» вникать в проблемы и политико-государственного уровня. Так его выдвиженцы появились в высшем законодательном органе ПМР, так возникла и партия «Обновление». Так возник мощнейший механизм, скажем деликатно, активно участвующий в государственном строительстве республики. Его изначальный и осознанный монополизм был основой его процветания и мощи, поэтому авторам организации и ее членам нет никакого резона сегодня от прежних способов существования и развития отказываться.

Раздражение многосторонними успехами организации в приднестровском обществе накапливалось также естественно, как росли возможности «Шерифа» и «Обновления». Ростки надвигающегося конфликта вылезли наружу на первом этапе создания в ПМР политических структур. Республиканская общественно-политическая организация «Республика» в ходе подготовки ко второму своему съезду сделала попытку привлечь на свою сторону президента Смирнова. Приднестровскому лидеру был даже заготовлен партийный билет №1. Судя по всему, Смирнов от него отказался. А в своей реплике на форуме он резко оборвал одного из выступающих: мол, нечего жаловаться на то, что кто-то покупает голоса приднестровских избирателей за продовольственные подарки – поймайте нарушителя закона за руку и ведите в прокуратуру. Всем было понятно, что речь идет об «обновленцах». А, участвуя в учредительном съезде партии «Обновление», Смирнов предостерег новую организацию от стремлений к монополии и в политике и напомнил «обновленцам» о судьбе КПСС.

Смирнов, как следовало понимать, предпочел оставаться над схваткой и оставаться (это незадолго до президентских выборов 2006 года) президентом для всех приднестровцев. Такая позиция Смирнова расклад сил не изменила: выборы в ВС ПМР (2005 год) «Обновление» выиграло вчистую, Смирнов в результате президентских выборов (2006 года) вновь стал президентом.

Сегодняшние лозунги «Воли» — «пора положить конец…» для Приднестровья не новость. Года три назад в местной прессе появился огромный материал под недвусмысленным названием «Бремя нашей свободы». В нем тоже говорили об общественной апатии, о несвоевременной и опасной расслабленности общества, о необходимости возвращения к истокам появления республики, а также о так называемых коммерции-политиков, которые (судя по подтексту) могут, а то и даже готовы в час «Х» продать республику. Был в нем и такой подтекст: если кто-то думает, что классическое высказывание о революции (задумывают фанатики, осуществляют романтики, а пользуются ее плодами подлецы) не про Приднестровье тоже, то это глубочайшая ошибка.

И что же теперь? Понятно, республика переживает самые непростые за семнадцать лет времена. Самыми простыми, как ни странно, оказались годы силового противостояния, когда здесь хоронили погибших и умерших от ран и когда не все ели досыта. Но понятно и другое, нынешние события – это не результат привнесенных сюда проблем извне. И если спокойно осознать, что начался другой естественный процесс, когда настало время решить конфликт поколений или конфликт «отцов» и «детей», конфликт между «трудом и капиталом», между «романтиками и подлецами», то «вторая приднестровская революция» пройдет почти безболезненно и скоро. Собственно, приднестровцам, всей (без исключения) активной части общества в ближайшее время придется осознать, что в этой борьбе не может быть победителей, а существующий уже раздел республики на «горницы» и «подвалы» не может никому дать права либо на беспощадную месть, либо на закрепление своего барского положения.

Собственно, здесь можно было бы поставить точку, если бы не одно обстоятельство. Есть мнение, что поводом для нового всплеска революционных настроения в Приднестровье появилась информация, точнее скажем, неподтвержденные слухи, не исключающие начало переговоров уже в этом году между Кишиневом и Тирасполем о выработке и подписании документов по урегулированию конфликта. Об уровне будущих полномочий в слухах ничего нет. Но есть другое – утверждается, что начались прямые контакты между руководством группы «Шериф»-«Обновление» с личными представителями президента РМ Ворониным и «семьи».

Как все выглядит? Площадкой для будущих (или уже даже начавшихся) переговоров служит молдавский закон, инициированный Ворониным, который, помимо прочего, предусматривает легализацию капитала и другие послабления на легализацию частной собственности. Распространяемый и на левый берег, документ дает возможность всему нелегальному капиталу и прибранной здесь недвижимости получить законные права, что, собственно, было бы выгодно в первую очередь «Шерифу» и всему его хозяйственно-политическому кругу. Схема в общих чертах понятна – все участники получают то, о чем они давно мечтали: официальный Кишинев желанный для себя статус Приднестровья, «Шериф» — желанное и легальное расширение своих коммерческих, а возможно и политических возможностей и амбиций.

Еще раз оговоримся – это слух. Возможно, даже, направленный на дискредитацию обоих участников почти фантастической сделки. Однако он дает хорошую возможность в принципе оценить перспективы «либерального закона» в решении приднестровского вопроса. Во-первых, принятый документ так и не дал ответ на вопрос об условиях легализации капитала. Кишиневские чиновники продолжают говорить, что легализоваться будут только средства, не имеющие криминального следа. Способы определить происхождения предъявляемого к легализации капитала тоже неизвестны, как и неизвестна сумма, которую без последствий можно принести в банк. Во-вторых, насколько известно, западные эксперты уже высказали определенные недоумения в связи с так называемой новой экономической политикой Воронина и даже уже назвали максимальную сумму для легализации – 200 тысяч евро; то, что выше, – будет требовать более пристального внимания к происхождению средств. В-третьих, в ходе парламентских дискуссий о «молдавском НЭПе» было высказано мнение, что она не распространяется на Приднестровье, но опять же механизма предотвращения проникновения в РМ «диких приднестровских средств» никто не рассматривал. При такой каше надо быть сумасшедшим, чтобы волочь свои деньги в молдавские банки. И даже если они появятся здесь, условно говоря, под залог будущих политических проектов по объединению, никто не даст гарантию их владельцу, что после завершения сделки его не заставят либо от них отказаться, либо отчитываться за каждую копейку. Тоже относится и к приднестровской собственности, которую Кишинев предлагает признать за новыми местными владельцами. Поэтому если кто-то в Тирасполе и рассчитывает удачно провести такой обмен, то зря.

Есть и другие стороны — чреватые тяжелыми последствиями такого подхода к объединению страны. Решение приднестровского вопроса при непосредственном участии молдавских коммунистов и группы «Шерифа»-«Обновления» способно, на первый взгляд, укрепить позиции обоих в объединенной стране. Но что это будет за страна, где политические силы на обоих берегах Днестра вызывают в обществе либо резкое политическое неприятие (Молдова), либо резкую критику за создание уродливых форм социально и экономического неравенства (ПМР)? И на кого вообще эти силы будут опираться потом – после такого объединения?

Поэтому слухи о заговоре двух элит Молдовы и Приднестровья останутся, скорее всего, слухами, «вторая приднестровская революция» пройдет по своим правилам и в свои сроки… И лишь потом можно будет говорить об условиях урегулирования конфликта на Днестре.

 

Владимир Цеслюк,

политический обозреватель

агентства НИКА-пресс.

 

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under О стране

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s