ОКНО В ЕВРОПУ» ИЛИ БРЕШЬ В ТРЮМЕ?

Как известно, 28 февраля 2008 года Евросоюз продлил, в который уже раз, запрет на въезд на территорию стран ЕС и США руководителей Приднестровья, о чем с воодушевлением сообщили молдавские СМИ. Списков — два. В одном — 14, во втором — 5 «персон нон-грата». Это на два больше, чем в списке образца 2007 года. Из прошлогоднего исключены бывшие Вице-президент С.Ф. Леонтьев, Представитель Приднестровья в Украине Б.Н. Акулов, Председатель Приднестровского Республиканского Банка Э.А. Косовский и заместитель Председателя Государственной Таможенной Службы А.В. Липовцев, а также А.В. Каминский, которого в списке также по ошибке назвали бывшим заместителем Председателя Верховного Совета, хотя он продолжает оставаться в прежнем качестве. Но главное, на что обратили внимание политические обозреватели, это то, что в списках не оказалось Евгения Васильевича Шевчука, Председателя Верховного Совета ПМР. По мнению наблюдателей, таким образом ЕС демонстрирует готовность обсуждать перспективы приднестровского урегулирования не с уполномоченным на то Конституцией ПМР Президентом Смирновым И.Н., въезд в Европу которому по-прежнему наглухо замурован, а с якобы более договороспособным, по их мнению, спикером Парламента и одновременно лидером политической партии «Обновление», обладающей большинством в высшем законодательном органе власти ПМР.

Невольно возникает вопрос, как расценивать такое показательное, с точки зрения практики «двойных стандартов», решение Евросоюза и США? Как «окно в Европу» или как попытку проделать брешь в трюме приднестровского корабля с целью его затопления?

Лидер «Народной Воли Приднестровья» О.А. Гудымо в обновленном «черном списке» не только продолжает фигурировать, но и успешно продвинулся с 16-го на 11-е место, приблизившись к лидирующей тройке – Игорю Николаевичу Смирнову и двум его сыновьям. В этой связи редакция партийной газеты «Воля» обратилась к Олегу Андреевичу с просьбой дать оценку практике применения «черных списков» и прокомментировать сложившуюся ситуацию. Вот какие комментарии получены редакцией.

История «черных списков», применительно к представителям органов власти ПМР, началась синхронно с провалом авантюрной попытки молниеносного урегулирования молдо-приднестровского конфликта по принципу «будет так, как я хочу», предпринятой в мае-августе 2001 года В.Н. Ворониным, избранным накануне Президентом РМ. Не найдя в себе способности продолжить начатый его предшественниками диалог с целью поиска взаимоприемлемых и для РМ и для ПМР решений, он с яростью стал крушить все, что было ранее достигнуто. По его личному указанию уже 16 августа 2001 года Министерство иностранных дел Молдовы направило дипломатическим миссиям и представительствам международных организаций, аккредитованным в РМ, так называемую вербальную ноту. В ней высказывалась просьба «…не выдавать визы ответственным служащим самопровозглашенной «приднестровской молдавской республики»… Список упомянутых лиц прилагается… В исключительных случаях соответствующим лицам может быть выдана виза после консультаций с МИДом РМ…» Однако тогда позиция международного сообщества не позволила Молдове, в совокупности с экономической, установить и дипломатическую блокаду ПМР.

Тем не менее, 23 и 24 декабря 2002 года молдовская дипломатия преподнесла своим иностранным коллегам «рождественские» подарки в виде двух новых вербальных нот. Цель, по своему, уникальна для переговорной дипломатической практики и до неприличия цинична – не позволить непосредственное получение ими информации о ситуации в Приднестровье в ходе прямых контактов с представителями администрации ПМР. Как написано в этом уникальном документе «…Возможные контакты с сепаратистскими лидерами должны в предварительном порядке согласовываться с МИДом… делегации в регион должны сопровождаться его представителями…. Молдавские власти предпринимают эту акцию в целях принуждения Тираспольских лидеров к принятию более конструктивной позиции при окончательном решении приднестровской проблемы, имея в виду, что контакты с дипломатическими миссиями и иностранными делегациями используются ими в спекулятивных и пропагандистских целях…»

Необходимо обратить особое внимание на то, что как раз в это время на горизонте молдо-приднестровского урегулирования уже замаячил «Меморандум Козака». И именно поэтому такие действия Молдовы Министерством иностранных дел ПМР вполне обоснованно были расценены как угрозу позитивным достижениям в переговорах, о чем официальными нотами были проинформированы Посольства России, Украины и Миссия ОБСЕ в Молдове. Однако Евросоюз, которому, видимо, не нужен был серьезный прогресс в переговорах, пошел на поводу у Молдовы и в конце февраля 2003 года ввел в действие подготовленный МИДом РМ «черный список». В нем было 74 фамилии. В то время Олег Андреевич занимал должность 1-го заместителя министра госбезопасности и сразу после получения информации о появлении «черного списка» инициативно вышел на министра иностранных дел ПРМ В.А. Лицкая и убедил его срочно заняться подготовкой адекватных ответных мер. Вскоре это и было сделано в отношении 14 должностных лиц Молдовы во главе с ее президентом. Предлагалось включить в него и несколько членов делегации РМ в Объединенной Контрольной Комиссии, но возражения О. Гудымо по этому вопросу были приняты во внимание, даже, несмотря на то, что в подготовленном Кишиневом «черном списке» были фамилии действующих и бывших членов приднестровской делегации в Объединенной Контрольной Комиссии. А именно — сопредседателя ОКК того времени В. Боднара, члена ОКК генерал-майора О. Гудымо, командующего МС ПМР генерал-майора Ю. Матвеева, первого сопредседателя ОКК от ПМР В. Рылякова, бывших ранее членами ОКК генерал-майора Н. Гончаренко и генерал-майора милиции А. Королева. Несмотря на всю дикость принятого Евросоюзом под давлением руководства РМ решения, нельзя было поддаваться эмоциям и тем самым помочь кишиневским ястребам разрушать основной механизм контроля за выполнением Соглашения «О мирном урегулировании вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова». А то, что такие намерения по изменению формата миротворческой операции и замены российских миротворцев НАТОвскими умиротворителями у руководства РМ были и тогда, есть и сейчас, неоднократно подтверждалось и продолжает подтверждаться целенаправленными деструктивными действиями Кишинева.

Кстати, также по инициативе Олега Андреевича, причем еще за два месяца до введения в действие Евросоюзом и США первого «черного списка» и реакции на него нашего МИДа, делегацией ПМР в ОКК был подготовлен Запрос по фактам распространения молдавской стороной «черных списков». Во время заседания ОКК 28 января 2003 года он был передан делегациям в ОКК от России и Молдовы, представителям в Комиссии от Украины и ОБСЕ с просьбой «довести свои мнения по вопросу появления и распространения «черных списков»… дать оценку влияния этого фактора на переговорный процесс по политическому урегулированию молдо-приднестровского конфликта в целом, и на деятельность ОКК по поддержанию мира в регионе — в частности».

Как известно, ни Российская Федерация, ни Украина не поддержали ограничения Евросоюза и не ввели в действие «черные списки», оставшись в этом плане верными здравому смыслу и статусу гарантов и посредников мирного урегулирования молдо-приднестровских отношений. Кстати, в Запросе членов ОКК от ПМР обращалось внимание на то, что в 1990-1992 годах аналогичные «черные списки» составлялись руководителем террористической группы «Бужор» Илие Илашку и его подельниками по кровавым преступлениям на территории Приднестровья. В этой связи вызывает недоумение то, что реакции на Запрос от Миссии ОБСЕ не последовало, Глава которой прикрылся тем фактом, что «черные списки» введены решением Евросоюза, а не ОБСЕ. Глава Миссии прячет голову в песок и сейчас, когда обновленные «черные списки» пролонгированы на очередной годичный срок.

Что же касается главного вопроса редакции об «окне в Европу или бреши в трюме», то, по мнению Олега Андреевича, исключение фамилии Председателя Верховного Совета ПМР Е.В. Шевчука из «черного списка», безусловно, является плохо замаскированной попыткой торпедировать или, по крайней мере, изменить курс приднестровского корабля с пророссийским экипажем на борту, заставить его плыть в «черную дыру» бессарабско-румынского пространства. Вне всякого сомнения, именно для этого вносится и раскол на нашем капитанском мостике. Как известно, такую надежду высказывал еще в 2005 году, в период подготовки и проведения выборов в Верховный Совет ПМР, Президент Молдовы В.Н. Воронин, прямо назвав фамилию Шевчука в одном из своих интервью. Насколько эти мечты оправдаются и оправдаются ли вообще, покажет время. Но Олег Андреевич убежден, что не оправдаются. В определенной степени уверенность в этом вселяют результаты парламентских слушаний 13 марта 2008 года и содержание доклада на них Председателя ВС ПМР Е.В. Шевчука. Политическая партия «Народная Воля Приднестровья» также будет делать все возможное, чтобы надежды наших недоброжелателей так и остались несбыточными, а Приднестровье выстояло в борьбе за свою независимость. Как пел Владимир Высоцкий:

«На нас глядят в бинокли, в трубы сотни глаз
И видят нас, от дыма злых и серых,
Но никогда им не увидеть нас
Прикованными к веслам на галерах!»

Редакция газеты «Воля».

Реклама

Оставьте комментарий

Filed under Uncategorized

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s