АГРЕССОР ДОЛЖЕН БЫТЬ НАЗВАН АГРЕССОРОМ

Агрессор должен быть назван агрессором,  геноцид – геноцидом, а режим, силой оружия устанавливающий правовой беспредел и  творящий беззаконие против  народа, должен быт назван преступным!
Но прошло 16 лет, уже и в Молдове, и в Приднестровье  выросло новое  молодое поколение, незнающее ужаса Бендерской трагедии в войне 1992 года,  а страна-агрессор  агрессором так и не названа. Официальный Кишинев публично не признал войну на Днестре геноцидом против собственного народа, и ни один из инициаторов данного преступления преступником  не назван и  не привлечен к ответственности за содеянное.
Вспоминать 19 июня 1992 года бендерчане без внутреннего содрогания не могут. Это была пятница. День стоял на удивление прекрасный: чистое небо, ласковое солнце и легкое дуновение ветерка, слегка шевелившее листвой деревьев. В центре городского парка весело шумел фонтан, радужно сверкая на солнце и привлекая внимание гулявших вокруг него в ожидании выпускного бала  нарядно одетых  юношей и девушек. Со всех сторон слышался их веселый,  задорный смех. Ничего не предвещало беды.  О том, что вот-вот городскую  тишину могут нарушить автоматные и  пулеметные очереди,  что на улицах  будут рваться  снаряды  и мины,  а через два-три часа кто-то  будет убит, а кто-то зверски изнасилован,  никому  не приходило в голову.
Все знали, что 16 июня парламент Молдовы стоя приветствовал итого работы Смешанной комиссии, разработавшей основные принципы урегулирования приднестровского конфликта.
ОНИ ПРЕДУСМАТРИВАЛИ:
—  разъединение вооруженных сил сторон;
—  разоружение и расформирование добровольческих частей и возвращение их участников к месту жительства и работы;
—  восстановление единого народнохозяйственного комплекса;
—  возвращение беженцев на места их проживания;
—  проведение свободных выборов на обоих берегах Днестра с                 участием международных наблюдателей;
—  формирование нового правительства национального согласия.
Казалось бы,   войне пришел конец. Приднестровцы и особенно бендерчане, еще  не искушенные в подлости и двуличности официального Кишинева, искренне поверили правительству Молдовы и были уверены, что, наконец-то, на берегах Днестра  восстановлен долгожданный мир. К тому же Бендерский горсовет, идя навстречу  пожеланиям правительству Молдовы,   разблокировал города.  Представители   Смешанной  комиссии по наблюдению за разоружением и отводом с боевых позиций  вооруженных сил находилась в Бендерах и наблюдала за тем, как снимались посты вокруг города, разоружались ополченцы, складировали оружие гвардейцы и уходили в казармы, оставляя город совершенно незащищенным.
Иллюзии развеялись, когда 19 июня,  в 17.25 по местному времени,  в Бендеры пришла война!
Хочу напомнить новому поколению приднестровцев,  западным,  да и  московским  современным чиновникам,  у которых  напрочь  «отшибло» память на  события в Бендерах 19-20 июня 1992 года, вероятность повторения которых  не исчезла по настоящее время.
Не могли тогда не знать руководители города и Республики, что  государственные «мужи Молдовы» и не думали выполнять постановления  парламента, что Бендерам   вынесен смертельный приговор, и что отменить этот приговор уже никто не  был  в состоянии,  да и не хотел.
Несмотря на то, что парламент Молдовы принял решение прекратить боевые действия против Приднестровья, Президент РМ, глава Правительства М. Снегур и Министр обороны генерал Косташ делать свое «грязное дело»: если  потерей   левобережья Днестра они,  в принципе, смирились,  то с потерей  Бендер, расположенных на правом берегу и обладающих огромным промышленным потенциалом,  смириться не могли никак. К тому же, что для нападения на город у них все было заранее подготовлено:
—  сотня  волонтеров  Молдовы  уже три недели томилась в с. Гура-Быкулуй, ожидая приказа на нападение;
—  на Кицканском плацдарме, Гырбовецком лесу и Суворовской горе был сосредоточено большое количество бронетехники;
—  в Каушанах ждали приказа о наступлении крупные отряды полиции и ОПОН, усиленные  БМП и БМД;
—  за неделю до 19 июня на здании полиции и типографии были оборудованы пулеметные гнезда с круглосуточным дежурством боевых расчетов;
—   в здание полиции скрытно завозилось оружие и боеприпасы, используя для этой цели машины скорой помощи.
В этом откровенно признался  А. Мошану  в заявлении, опубликованном в СМИ РМ 23.06.92 года.
О готовности к нападению на город говорило все – и только  глухой и слепой не слышал и не видел экстренной к этому подготовки. Из молдавских групп  детского сада № 22 (в нем находились дети полицейских и тех, кто выступал против независимости Приднестровья) родители забрали своих детей и увозили из города. С утра 19 июня  на  предприятиях и в организациях города сотни работников, поддерживающие ХДНФ,  срочно подали заявление  на отпуск и, не дожидаясь оформления документов,  покидали город. Даже находившийся в Бендерах заместитель министра внутренних дел Молдовы Виктор Катан, не смотря  на настоятельную просьбу председателя горсовета  Вячеслава Когута  остаться в городе и принять участие в работе Смешанной комиссии по урегулированию ситуации, сославшись на занятость, после обеда срочно выехал из Бендер. Покидая город, он обзвонил своих друзей и знакомых, чтобы те тоже не задерживались и тоже покидали город,  предупредив их о «возможной в городе  непредвиденной ситуации».
К тому же руководство города  имело  неофициальную информацию о том, что в ночь на 20-е июня в городе готовится какая-то  провокация, но необходимых мер предосторожности принять не успело. Вероятно, поверить в то, что официальный Кишинев готов на величайшую подлость, просто не могло. Не могло поверить, что  президент Молдовы  способен  предательски  расстрелять собственный народ, который не починился его воле.
Согласно разработанному плану, воспользовавшись приездом гвардейцев за газетами в  Бендерскую типографию (это было в 17.00), полицейские спровоцировали перестрелку. Стрельба носила явно провокационный характер, так как стреляли полицейские не столько по гвардейцам, сколько по рядом стоящим жилым домам и проходящим мимо жителям, и даже в воздух, создавая иллюзию крупномасштабного боя и вызывая  панику у населения.  В соответствии планом в 17.20 начальник Бендерского отдела  полиции, которое функционирует в городе до настоящих дней,  подключившись к местному радио, обратился к горожанам с дезинформационным заявлением, в котором сообщил, что якобы гвардейцы при поддержке бронетехники атаковали полицейский участок. Поэтому он  «вынужден был» отдать распоряжение  защищаться и обратиться в МВД Молдовы  за военной помощью.
Кто заинтересован в более подробной  информации, в каком количестве и как скоро «военная помощь» была оказана Бендерскому отделению полиции,  рекомендую заглянуть в журнал  учета донесений о боевых действиях в городе, в котором оказание военной «помощи»  зафиксировано по времени и подробно. Скажу только одно: к полуночи город Бендеры, с которого, согласно договоренностям с Молдовой, была снята охрана,   вооруженные отряды  сдали оружие  и были  отправлены по домам,   а бронетехника выведена за пределы  города,  был практически полностью  оккупирован, за исключением отдельных очагов сопротивления и здания городской  администрации.
Очевидцы рассказывают, что вечером 19 июня по местному радио прозвучал призыв городской  исполнительной власти к жителям с просьбой,  выходить на улицы, строить баррикады, перекрыть доступ  вражеской бронетехнике к центру города. Многие бендерчане откликнулись на призыв и вышли на улицы, чтобы преградить путь бронетранспортерам. Но что могли сделать безоружные люди против вооруженных до зубов озверевших головорезов? Ровным счетом ничего. Они стали живыми мишенями для потерявших человеческое обличье  «защитников конституционного порядка», расстреливающих на своем пути и мужчин, и женщин, и детей,  и стариков. Так не поступали даже фашисты, когда в 1941 году занимали советские города и села.
Всю ночь с 19 на 20 июня в городе шли локальные ожесточенные бои. Разрозненные отряды гвардейцев, Бендерского ТСО и городской милиции, преодолев временное  замешательство, организовали оборону тех объектов города,  где их застала война.
Очагами сопротивления оставались  казармы 2-го батальона Республиканской гвардии, вооруженной лишь табельным стрелковым оружием, городской отдел милиции,  здания   горисполкома  и  Рабочего комитета. Город был  наводнен отрядами полицейских, ОПОНовцев, карабинеров и волонтеров. Их в большом количестве  сопровождала бронетехника. Оккупанты свирепствовали по всему городу. К утру 20 июня вооруженные силы Молдовы захватили железнодорожный вокзал, Депо, Жилсоцбанк, село .Протягайловка и Шелковый комбинат. По всем центральным улицам города  разместилась вражеская бронетехника, из которой на каждый отдельный выстрел защитников города открывался ураганный огонь из всех видов оружия. Однако сказать, что город  покорен, было нельзя. Об этом свидетельствуют многие факты. Например, в ночь с 19 на 20 июня отряд ТСО под командованием  младшего лейтенанта Юшенкова нанес ответный удар по отряду полицейских в районе роддома и средней школы №2 . Затем, отступив, занял оборону в помещениях завода «Мезон» и Рабочего комитета, обороняя подступы к зданию горисполкома. А небольшие  отряды гвардейцев мужественно сдерживали натиск оккупантов в районе казарм по улице Старого. Попытка тираспольчан утром 20 июня  оказать  помощь истекающим кровью бендерчанам закончилась неудачей: из 4-х танков Республиканской гвардии, три были в упор  расстреляны из противотанковых орудий  «Рапира» на мосту через Днестр, четвертый вынужден был отступить. Лишь небольшая группа казаков ЧКВ из Тирасполя сумела форсировать Днестр и пробиться на помощь защитникам горисполкома. Шла настоящая война за город.
Здесь следует напомнить, что официальный Кишинев, войдя во вкус «победоносной»  войны против обезоруженного населения города, предпринял попытку атаковать дислоцированную в Бендерах воинскую часть 14-й Армии.  Взрыв мины на складе ГСМ ракетной бригады РФ привел к сильному пожару, локализовать который не было возможности. Во время тушения пожара и отражения атаки  погибло более десяти российских военнослужащих. Этот факт позволил М. Снегуру заявить в парламенте о том, что Молдова, проводя боевые действия в Бендерах по восстановлению в городе «конституционного»  порядка, «фактически оказалась в состоянии войны с РФ». К сожалению, официальная Москва об этом «забыла». Командовавший  в то время  14-й Российской Армией генерал Неткачев стойко сохранял нейтралитет, позволяя тем самым  кишиневским «ястребам» безнаказанно уничтожать население города.
Но не все в армии разделяли точку зрения своего командующего. Часть офицеров не смогли смириться с расстрелом  города. Не имея на то официального разрешения,  они вывели за пределы части и передали  защитникам ПМР несколько боевых машин 59-й мотострелковой  дивизии.
Вечером 20 числа артиллерийская броневая группа  двинулась к мосту через Днестр на помощь бендерчанам. Вслед за тяжелой,  на мост устремилась легкая бронетехника приднестровской гвардии, казаков и ополченцев. Смяв две противотанковые батареи противника, простреливающие мост, колоны ворвались в город и двинулись к осажденному зданию городской администрации.  На улице Суворова  путь тираспольчанам преградила   артиллерия и бронетехника Молдовы. Танкисты превратили полутора километровый участок улицы в свалку искореженного метала и  уничтоженных агрессоров. В рядах оккупационных войск началась паника, и они в страхе начали покидать город.
В ночь с 20-го на 21-е июня город практически был освобожден, под контролем Кишинева оставалось лишь микрорайон Варница и часть некоторых районов города. Однако конца войны еще видно не было.
Официальный Кишинев не мог так просто смириться со своим поражением. Поэтому уже утром  21 июня  к городу со стороны Каушан и Новых Анен  начали стекаться свежие вооруженные группы ОПОН,  карабинеров и национал-гвардейцев. Город окружался бронетехникой, подвозились боеприпасы.  Молдова спешно готовила  повторное  наступление на город, но это для защитников Бендер  уже не было неожиданностью,  город тоже готовился  к  длительной  обороне.
Сегодня, с высоты прошедшего времени, официальный Кишинев утверждает, что это был внутренний конфликт, а не война.  Но по оценкам военных экспертов, это была настоящая война. Война,  заранее спланированная,  с конкретным целями и задачами.  Война, направленная на уничтожение народа, восставшего против национализма, борющегося   за свои  права и свободы. Для бендерчан – эта войны обернулась  самой  настоящей трагедий.
Действующий, уже третий  президент РМ В. Воронин предлагает забыть об этой войне, забыть о том, что 809 человек остались лежать в земле,  простить друг друга и  восстановить территориальную целостность Молдовы. Пытается  так называемыми   «мирными, политическим средствами»  завершить то дело, которое начал, но  не завершил кровавой войной первый президент М. Снегур.
Забыть, значит повторить трагедию, которая при современном вооружении может быть значительно серьезнее. Следует всегда помнить  выступление бывшего в то время  председателя парламента РМ А. Мошану в ночь на 21 июня 1992 года, когда он, обращаясь к народу Молдовы,  заявил: «В этой ситуации мы имеем полное право со всех точек зрения  защитить наш  законный орган государственной  власти. Вероятно, это надо было сделать раньше!». Говоря о временном поражении в Бендерах, он особо подчеркнул необходимость продолжать войну до победного конца. «Мы стоим перед дилеммой: либо мы в состоянии защищать Молдову, ее независимость и целостность,  либо должны уступить сепаратистам  и имперским силам. Но тогда ситуация изменится. Нас толкнут назад, снова поставять на колени. Мы снова превратимся в рабов  империи». И война  продолжается по настоящее время с той лишь разницей, что не стреляют в упор и не грохочет артиллерия. Геноцид приднестровцев  совершается  «мирными политическими средствами».
Современный президент Молдовы В. Воронин сегодня тоже  стоит перед дилеммой: либо восстановить «конституционный прядок»  в Приднестровье и остаться у власти, либо уступить Тирасполю и уйти из власти. А так как уйти из власти он не намерен, то  ожесточенное противостояние будет продолжаться. И чем ближе очередные выборы в Молдове, тем оно будет интенсивнее и жестче. И нет уверенности в том, что «19 июня» не повторится в будущем.
Принятый парламентом Молдовы  в 2005 году  Закон  «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)» не отменен  и остается в силе.  Он еще известен, как «план три Д» для Приднестровья (демилитаризация, декриминализация, демократизация), который  в Кишиневе окрестили как «Дай дураку дорогу».      Этим Законом  предусмотрено предоставление де-факто независимому Приднестровью статуса  автономии  в составе унитарной Молдовы, предварительно установив над Тирасполем международный контроль.   Но для  этого из Приднестровья  должны быть выведены российские миротворцы, а его  силовые структуры демонтированы. На место российских миротворцев  должны быть введены международные военные и гражданские наблюдатели под эгидой НАТО или ОБСЕ, о чем неоднократно заявлял Воронин, заявляя, что  урегулирование должно происходить только на основе этого закона.
«19 июня» может повториться,  если  в  рамках Закона РМ  о статусе ПМР, официальный Кишинев получит  «от ворот поворот». В этом случае, чтобы вынудить приднестровцев  жить по своим  законам, Кишинев может применить и силу, чтобы  заставить Приднестровье  вернуться в правовое поле Молдовы. А чтобы этого не случилось, порох должен быть всегда сухим. Как гласит народная мудрость: хочешь мира – будь всегда готов к войне.
В настоящее время официальный Кишинев  это пытается  делать руками России. А если  номер с Москвой не пройдет, Воронин в очередной раз отвернется от России, и найдет другого костолома,  в чьих   интересах  будет «выкручивание  рук   Тирасполю».
А так это и будет! По имеемой информации,  сегодня  усилия дипломатии Молдовы  направлены именно на то, чтобы уговорить Москву оказать воздействие на Тирасполь. Но завтра все может измениться. Зарубежные СМИ демонстрируют поразительную осведомленность обо всех нюансах и деталях «доверительных» переговоров между Кишиневом и Москвой. Создается впечатление,  что все  предложения  официального Кишинева по Приднестровью или  по нормализации отношений с Россией предварительно согласовываются в Брюсселе или Вашингтоне.  Поэтому вполне вероятно предположить,  что в Москве Воронин «заливается соловьем» об одном, а в Брюсселе поет совершенно  иные песни. Не хотелось бы, чтобы в Кремле  недооценили его двойную игру.   Именно  двойная игра Кишинева похоронила  «Меморандум Козака» и была первопричиной  оскорбления, которое нанес тогда Воронин президенту Путину, вынужденному в последний момент отменить свой визит в Кишинев.
19 июня Бендеры вновь замрут в минуте молчания. Удары колокола, установленного в честь памяти по погибшим, острой болью отзовутся в сердцах не только бендерчан, но всех приднестровцев, потерявших в войне 1992 года родных и близких, осиротевших и обездоленных,  напоминая всем о жестокости и мракобесии прорумынских националистов Народного Фронта.   В настоящее время  они вновь поднимают головы  в Молдове, и они  являются главными союзниками Воронина в борьбе с Россией и Приднестровьем.
В заключении хочу сказать, по Воронину – кто старое помянет, тому глаз вон. Предание  забвению  кровавые  события 1992 года  и трагедии   Бендер – в  интересах Молдовы и ее власть предержащих. Хранение же их в памяти соответствует  интересам приднестровского народа, и не позволит ему ни на миг усомниться в правильности выбора курса  на суверенитет и  независимость. В христианском мире испокон веков  анафеме (проклятию) предается тот, кто ради сеяминутной  выгоды забывает  о народном  горе и о трагических моментах в его судьбе.
В современном мире, к счастью,   срок давности на подобные  кровавые  преступления еще  не распространяется. И зря старается  президент В. Воронин, ничем не отличающийся от президента М. Снегура, закрыть глаза приднестровцам  на результаты бендерской трагедии: кровь бендерчан  не только на руках Снегура, у Воронина руки в крови не меньше, а проклятий в его адрес,  пожалуй,  даже больше. И как только  статус  «неприкасаемого» (президентской неприкосновенности)  прекратит действовать, Воронин обязательно предстанет перед правосудием вместе со Снегуром и его подельниками по кровавым преступлениям.  Геноцид, в конце концов,  должен быть назван геноцидом, а воронинский  режим, устанавливающий правовой беспредел и  творящий беззаконие против своего народа, должен быт назван преступным!
С. Зайченко.
9.06.08 г.
Молодежное крыло партии «Народная воля Приднестровья»

25 мая 2008 года на центральном стадионе г. Тирасполь прошло одно из самых популярных мероприятий Республики — Международная выставка собак всех пород на кубок администрации города Тирасполь 2008 года. В открытии выставки приняли участия представители органов власти  г. Тирасполь, около 300 участников и более 2 тысяч зрителей. Экспертизу проводили судьи международной категории из России и Англии. Развлекательную программу с детьми и их родителями в преддверии Дня защиты детей провела газета «Воля» и молодежное крыло партии «Народная воля Приднестровья».
Развлекательная программа, длившаяся около 6 часов, включала в себя более 15 конкурсов, в каждом из которых принимали участие все желающие дети и взрослые. Были продемонстрированы показательные выступления акробатов и многое другое. Все участники и победители награждались памятными призами от газеты «Воля». Наиболее отличившиеся участники конкурсов были награждены полугодовой подпиской на эту газету. Развлекательную программу вел первый заместитель председателя политической партии «Народная воля Приднестровья», судья-эксперт международной категории Виталий Огородников. Завершил программу праздничный салют.
Организаторы в лице Республиканской Кинологической Федерации «Зоосфера», гости, участники и зрители выставки выразили большую благодарность газете «Воля» и политической партии «Народная воля Приднестровья» за организованный для детей и их родителей праздник. В свою очередь, газета «Воля » и молодежное крыло «Народной воли Приднестровья» с чувством полного удовлетворения от детского смеха и улыбок, радостных лиц родителей пообещали всем, что такая программа на данном мероприятии будет традиционной.

Руководитель Молодежного крыла
партии «Народная Воля Приднестровья»
Вячеслав Плохотнюк.

В Приднестровье открыт центр славянской письменности

25 мая 2007 года в городе Тирасполь на базе ПГУ им. Т.Г. Шевченко состоялось открытие культурного центра славянской письменности посвященный православному празднику Кирилла и Мефодия. Предшествовала открытию литургия в Рождественском соборе, в крестном ходе приняли участие вице-президент ПМР Александр Иванович Королев, ректор ПГУ им. Т.Г. Шевченко Берилл Степан Иорданович, представители госадминистрации г. Тирасполь, представители общественных организаций и политических партий.
Во время крестного хода в общем шествии выделялась колона политической партии «Народная воля Приднестровья» с флагами и банерами, отличившаяся своей организованностью и многочисленностью.
Активное участие нашей партии в таких мероприятиях еще раз показывает нашу неизменную позицию поддержки славянского единства, единства с Россией, единства православной церкви Московского патриархата. В мероприятиях также приняли участие Патриотическая пратия Приднестровья и  Республиканская политическая партия.

Advertisements

Оставьте комментарий

Filed under Власть, Олигархия, Партия

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s