СИБАРИТСКИЙ МЕЖДУСОБОЙЧИК

«Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя…
Богатыри! Не вы…»
М.Ю. Лермонтов

Самой неестественной картиной для меня представляется возможная перспектива, когда в один из дней памяти погибших товарищей – 19 июня – пришлось бы пройти по улицам, «украшенным» национальными флагами Молдовы. Или видеть на почетном месте государственных учреждений герб страны, который красовался в 1992 году на формах и эмблемах волонтеров-оккупантов, убивавших и насиловавших мирных жителей нашей республики. Мне не хочется иметь президента — лживого и продажного молдавского политика, непосредственно виновного в ухудшении жизненного уровня приднестровцев. Правда, в очередной раз меня об этом не спрашивают и, если верить недавнему московскому гостю, ставят перед фактом, что это неизбежно должно произойти.
Трудно себе представить ситуацию, когда бы в мусульманскую мечеть пришел атеист для защиты карикатур на пророка Мухаммеда. Легче предположить реакцию правоверных  в отношении гостя. В лучшем случае – погнали бы в шею. Мы же обласкали, расшаркались, постоянно извиняясь, когда к нам приехал фактический адвокат молдавского президента – Алексей Островский, но который прикрывался, не больше и не меньше, именем России: «Россия считает…, Россия решила…». Такая нескромность и нахальство Островского удивительны еще и тем, что сам он попал в думское кресло только за счет яркой харизмы совсем другого человека – Владимира Жириновского, да и постом председателя комитета обязан ему же. Каких бы то ни было других заслуг этого нового молодого политика вряд ли смогут припомнить даже очень сведущие специалисты придворных интриг Охотного двора.
Опыта и такта у Островского явный дефицит. Не будучи на то особо уполномоченным, он уверенно сообщал якобы официальную точку зрения высшего руководства России по существу рассматриваемого вопроса. Делалось это лишь для пущей убедительности умозаключений самого Островского. Показательно и то, что наши депутаты в очередной раз проявили свою беззубость, наглядно доказав, что слабоваты в очной полярной дискуссии.
Комичная вышла ситуация. В наш регион впервые приехал молодой человек, всего несколько недель занимающий пост председателя комитета Госдумы, и заявил, что знает абсолютный рецепт решения вопроса, над которым 18 лет бьются тысячи политиков не только в Тирасполе и Кишиневе, но и во всем мире. При этом решение, предлагаемое Островским, абсолютно пристрастное – лишь в интересах Молдовы, и уже второй десяток лет отвергаемое в Приднестровье.
Депутаты же наши оказались вежливыми до неприличия, невпопад благодаря российского парламентария непонятно за что. Кое-кто из них вообще растрогался до такой степени, что воодушевленно констатировал, образно говоря, что наконец-то раскрылись глаза у слепых котят, и теперь ясен освещенный Островским путь в объятия Кишинева, по которому должно двигаться Приднестровье.
Не до конца ясно – а нужен ли был вообще этот спектакль одного актера? Или нам была неизвестна позиция российской Госдумы из результатов известных слушаний по ситуациям в непризнанных странах – Южной Осетии, Абхазии и Приднестровье? Очень, даже, известна! И обсуждалась во всех отечественных и российских СМИ. Так для чего же приехал Алексей Островский в Тирасполь и озвучил явно провокационную информацию?
Чтобы хоть как-то ответить на эти вопросы стоит обратиться к недавнему прошлому. Так ли однозначна, как сегодня, была позиция Москвы по отношению к Приднестровью еще полтора года назад? Российские специалисты в Приднестровье принимали активное участие в подготовке к всенародному референдуму и президентским выборам. Было учреждено Общественное движение «За единство с Россией», когда отдельные «слуги народа», готовые сегодня по указанию Островского вести нас в Молдову, призывали приднестровцев к вечному союзу с Россией. Тогда же проходили активные встречи между Смирновым и Жуковым. Казалось, еще немного и мы станем фактической частью Великой России.
Но случилась «странная» метаморфоза, когда за месяц до президентских выборов и накануне планируемого учредительного съезда русской партии на базе Общественного движения «За единство с Россией» российские политтехнологи были фактически депортированы из республики. Партия так и не состоялась, а России была нанесена еще одна пощечина, вполне сравнимая со скандалом вокруг плана Козака, хотя и умаленная приднестровскими средствами массовой информации. Была разрушена сама основа в виде негласных договоренностей, предшествовавших протоколу Смирнов-Жуков, подписанного 23 мая 2006 года как документ, «позволяющий осуществлять взаимодействие во всех сферах жизни Приднестровья и России».
Но население республики об этом не информировали, потому руководству Приднестровья, особенно парламентариям, легко удавалось деланное удивление, когда они комментировали тот факт, что Россия – ай-яй-яй — перестала оказывать содействие и помощь Приднестровью. Дескать, и бюджет сверстали под обещанные российские финансовые вливания, а Москва, вдруг, все забыла. А забыла ли? Нет, не забыла, а поняла, что нет у нее надежных политических партнеров ни в Молдове, ни в Приднестровье. Поняла и решила – живите, как знаете, и – договаривайтесь, если сумеете.
Молдова и Приднестровье, осознавая важную роль России для экономики обеих стран, послушно продемонстрировали, что ведут-таки переговоры, хотя главной целью для обеих сторон остается лишь зарабатывание очков у Москвы своей показной лояльностью. При наличии политической воли и желания Тирасполь и Кишинев могли бы давно договориться, и для этого не нужны никакие посредники – ни Россия, ни Запад, ни ОБСЕ. Но время переговоров уже давно прошло. Страны развивались в противоположных геополитических векторах, и там и там выросли новые поколения, никогда не знавшие некогда общего государства – МССР. Реальное объединение Молдовы и Приднестровья на сегодняшний день не нужно и не выгодно никому – ни Кишиневу, ни Тирасполю. Таких причин множество и главные из них – экономические, так как политика лишь продолжение экономики.
Проснувшееся вдруг желание Воронина спешно возобновить переговорный процесс вполне объяснимо. Для него крайне важно как можно ближе к парламентским выборам в Молдове (весна 2009 года) подписать с Приднестровьем хоть какое-то рамочное соглашение об объединении. Тем самым — играя на симпатиях избирателей Молдовы к России, плюс имидж Воронина, как объединителя страны — коммунисты получают очередной карт-бланш на руководство страной, а после выборов любое соглашение можно подвергнуть ревизии, если не положить под сукно вообще.
Приднестровская сторона, по определению не заинтересованная в переговорах, так как ни одно ее пожелание не находит понимания в Кишиневе, согласилась на новые встречи с руководством Молдовы из-за того, что нуждается в продолжение финансовой помощи со стороны России. Была и уверенность в том, что Запад в очередной раз, как и с планом Козака, не допустит каких-либо объединительных процессов в регионе под патронажем России. Тогда Кишинев опять выставит себя перед Москвой не в лучшем свете, а, значит, Приднестровье наберет больше призовых очков в глазах Кремля.
Скорее всего, Островский, вместо того чтобы оставаться третейским судьей в новых переговорах между Кишиневом и Тирасполем, по какой-то причине решил принять сторону Молдовы. Сама причина такого его поведения уже не важна. Главное, что он дал инициативу Кишиневу, который, со слов Островского, выдвигает конструктивные предложения, а Тирасполь медлит. Теперь любая реакция приднестровской стороны одинаково невыгодна. Если согласиться, то у населения республики возникнет масса вопросов, а прямой отказ сопряжен с тем, что экономический кризис в Приднестровье без российской экономической помощи может оказаться губительным для экономики республики.
Однако Алексею Островскому вскоре придется убедиться, что верить молдавскому президенту – себе дороже. После тираспольских высказываний Островского оппозиция в Кишиневе спустила на Воронина всех собак. Резко критиковалась и подача тезиса о согласии официального Кишинева на федеральный статус Приднестровья, и борьба Молдовы с румынизацией… Досталось Владимиру Николаевичу и от коллег-соратников, в частности от его советника и помощника Марка Ткачука, который пытался сгладить негативную реакцию на выступления Островского нервными тезисами о том, что Воронина, очевидно, в очередной раз не так поняли. Во всех искажениях смысла сказанного молдавским президентом Ткачук винит А. Островского, выставив последнего попросту лжецом.
Можно еще долго, в зависимости от изворотливости ума, раскладывать различные политические пасьянсы геополитических интересов. Но практика показывает, что важные политические решения зачастую принимаются лишь в силу коммерческой выгоды. Интересы населения интересуют руководящую верхушку лишь отчасти. Сами судите. Основная масса нынешних депутатов Верховного Совета — люди или хорошо обеспеченные, или откровенно богатые. Почти каждый имеет собственный весьма прибыльный бизнес. Получается этакий элитарный клуб приднестровских сибаритов. Они ежечасно решают двуединую задачу – накопление и защита своих собственности и финансовых накоплений, а также обеспечение условий для продолжения возможности накапливать и защищать эти: собственность и деньги.
Изучая стенограммы встреч Островского с депутатами и членами Союза промышленников, аграриев и предпринимателей Приднестровья (СПАПП), нетрудно заметить, что львиная доля вопросов, адресованных московскому гостю, касалась улучшения бизнеса, упразднения налогов на перемещаемые товары или гарантии сохранения собственности. Островский – политик новой формации, потому прекрасно понимает, с кем имеет дело, а также то, как решаются вопросы в нашей новейшей истории. Поэтому, отвечая на очередную озабоченность депутата вопросами легализации собственности, заявил следующее: «Я знаю позицию руководства Молдовы по вопросам собственности. Я ее донес до Игоря Николаевича и до Евгения Васильевича. Прошу меня простить, но здесь я это не хотел бы обсуждать!».
Вот так-то! Надо же, какие секреты! Если бы позиция Воронина была однозначной – да или нет – то и никакой тайны бы не было. Вывод напрашивается один: Воронин решил поторговаться с основными собственниками в Приднестровье. За определенную долю он, очевидно, согласен будет признать собственность и бизнес приднестровских владельцев заводов, газет, пароходов. Если величина пая, выпрашиваемая Ворониным, устроит наших мистеров Твистеров, долго ли будут обсуждаться вопросы, важные, прежде всего, для простых людей? Уверен, что будет обсуждаться лишь тема, касающаяся возможного подкупа населения путем декларирования тех или иных благ. Это, конечно, будет несколько больше, чем продовольственные пайки, регулярно выдаваемые «слугами народа» приднестровским пенсионерам, но суть будет та же – скупка достоинства и законных прав за миску чечевичной похлебки.
Статья начиналась с того, что буквально через несколько дней мы отметим шестнадцатилетнюю скорбную годовщину начала кровавых событий на территории Приднестровья в период агрессии Молдовы. Сотни человеческих жертв были положены на алтарь общей победы всего приднестровского общества, за честь и свободу, а не за интересы жирных котов, наживающихся за счет все более беднеющего народа-победителя. Коль скоро приднестровский вопрос из борьбы за независимость превращается в коммерческий торг обладателей собственности и финансов, а судьбы людей решаются на закрытых сибаритских междусобойчиках, правомерно задаться очередным вопросом: не напрасны ли были человеческие жертвы, не окажется ли профанацией политическая риторика всех восемнадцати лет существования Приднестровья? Всем миром мы строили страну свободы, равенства и благоденствия, но на практике получается, что все это время население служило лишь ширмой для воротил протекционистского бизнеса и основой их благополучия. Горькая получается история…
Игнат Алексеев.

Когда была написана статья, по дороге в редакцию автор этих строк встретил свою соседку по дому. После дежурного «Как дела?» она рассказала о том, что ее муж — инвалид  приднестровской войны только выписался из госпиталя: «Думали, что не выживет. Но, слава богу, повезло. Сейчас уже все позади. Эмоции немного утихли. Осталась горечь – за что он воевал? Не за ту ли республику, которая вопреки законам оказывала ему лишь платную медицинскую помощь – вата, шприцы, капельницы, лекарства – все это за деньги! Спасибо, дети помогли. Думаем уезжать в Россию, к детям».

Advertisements

Оставьте комментарий

Filed under Власть, Политика

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s